МИЭК – с 1999 года!
RUS/ ENG

Лоскутное одеяло

Опыт стажировки в психотерапевтическом отделении доктора Алексейчика А.Е.

Настоящее путешествие в поисках открытий

 состоит не в том, чтобы увидеть новые миры,

 а в том, чтобы сменить свои глаза!

Марсель Пруст

  1. Путь в Литву

Поездка на стажировку к доктору Александру Ефимовичу Алексейчику в его психотерапевтическое отделение в Вильнюсе для меня оказалась целым приключением. Мой путь туда растянулся на целый год.  И с самого начала этого пути я оказался в измерении, где происходят какие-то странные обстоятельства и совпадения. 

В новом 2019 году у меня было одно очень ясное желание – получить визу в Литву. Но в посольстве Литвы мои документы лежали уже целый месяц. Оттуда ко мне поступали всё новые и новые дополнительные требования, и в итоге я всё выполнил и получил заветную визу.

И вот я уже еду в поезде в Вильнюс. Читаю книгу Алексейчика «Живём один раз, но каждый день» и у меня захватывает дух от предстоящей встречи с ним и его отделением. Но рано утром на Литовской границе пограничники сообщают мне, что моя виза аннулирована и снимают меня с поезда. Как я потом понял, это произошло из-за того, что я по требованию посольства оплатил проживание в гостинице за 2 недели вперёд, но прямо перед поездкой отменил проживание, поскольку я собирался жить в самой клинике.

Я возвращался домой в шоке. Мечта, которая была так близко, исчезла на неопределённый срок. Я думал над смыслом произошедшего и пришел к выводу, что дело не в визе и пограничниках, а в моём состоянии суеты, усталости и неготовности к встрече.

Весь 2019 год я всё же предчувствовал, что стажировка моя всё-таки состоится. И в ноябре 2019 года я уже готовил новый план, как попасть в Вильнюс. Поскольку шансов получить визу через Литовское посольство было уже мало, я сделал визу во Францию и купил билеты в Вильнюс через Париж. Я долго пытался пробудить в себе интерес к Парижу, но почему-то, на всё что я читал и смотрел об этом городе, моё сердце никак не отзывалось. И тогда я решил, не задерживаясь в Париже, купить билет в Вильнюс с пересадкой в Парижских аэропортах (из Шарля Де Голля в Бове). Время на перемещение из одного аэропорта в другой 4 часа, а расстояние около 100 км. Всё было рассчитано, но жизнь — это то, что идёт не по плану. Оказывается, в это время французы бастовали в Париже за сохранение пенсионного возраста. Я надеялся, что к январю 2020 они всё решат, но забастовки затянулись. Я стал ломать голову, как мне успеть на самолёт в Бове, в условиях неработающих электричек,  метро и возможно заблокированных улиц в Париже.

Риск не успеть был велик. Информацией о неблагополучной транспортной обстановке меня снабжала коллега Ольга из Парижа. Я нервничал. И в разговоре с мамой как-то поделился этой проблемой. Не знаю зачем, ведь она всё равно ничем мне не сможет помочь. А она вдруг вспомнила, что внучки покойного брата моей бабушки, который жил в Нижнем Тагиле теперь живут во Франции. «И что с этого?» - подумал я. А мама продолжила: «Кажется одна из них работает в аэропорту Шарль Де Голль?»  А это как раз то место, куда я должен был прилететь. Я слышал когда-то давно, что какие-то родственники перебрались во Францию, но никогда не соотносил эту информацию с собой. Моя мама дала телефон их мамы из Тагила. Я позвонил ей в Тагил. Она очень удивилась моему звонку, и помогла мне связаться с дочкой Катей.

Оказалось, что у меня есть троюродная сестра Катя, моя ровесница. Она живёт в Париже и работает уже 7 лет в том аэропорту и в том терминале, где у меня место прибытия. Катя обрадовалась моему звонку, удивилась маршруту и цели моей поездки, и по-родственному просто, предложила встретиться и отвезти меня на следующий авиарейс до Вильнюса. Она встретила меня на машине и познакомила с двумя своими чудесными дочками. Они покатали меня немного по Парижу, и благодаря мобильности, нам удалось погулять вместе по городу и пообщаться пару часов. Катя оказалась очень смелой и открытой девушкой. Она сама смогла переехать в Париж, выйти замуж там и создать семью. Мало того, она помогла переехать туда своей младшей родной сестре, которая вышла замуж в итоге за родного брата мужа Кати,  у которых сейчас трое детей. Вот так я обрел родню и город Париж стал для меня каким-то своим.

Я сел в самолёт в аэропорту Бове и с предвкушением ждал встречи с Вильнюсом. Я с детства мечтал побывать в Прибалтике. Мой дядя служил там и я с детства помню фото, сделанные в тех местах. А ещё я смутно припоминаю, что у меня была книжка с какими-то прибалтийскими сказками. Там был изображен очень красивый город с рыжими крышами. И когда я ехал по Вильнюсу на автобусе из аэропорта, то я будто увидел тот город из сказки.

В Вильнюсе очень большая центральная историческая часть города с рыжими крышами. В течение стажировки, я несколько дней гулял по центру, наслаждаясь узкими мощёными улочками, заходя во все костёлы и церкви. До сих пор перед моими глазами стоят эти старые домики в центре, с этими уютными двориками и рыжими крышами. Гуляя, я подумал о том, что пространство, в котором живёт человек, влияет на его характер. Наверное, живя в таком пространстве будешь ценить уют, личное пространство, чистоту, порядок, спокойствие, неторопливость и т.д.

  1. В клинике.

Вечером я добрался до отделения и заселился в кабинет доктора Алексейчика.

От впечатлений за день мне не хотелось спать. Ещё и библиотека не давала покоя, ведь это же не просто книги – это лекарства. Очень много книг, названия которых меня заинтриговали, например: «Работа любви», «Трактат о любви», «Бояться, но делать», «В душе психопата», «Психологи вам врали».

С самого утра в отделении началась жизнь. Я волновался и ждал, когда же войдёт он. Александр Ефимович пришел в 7:30. Мы немного пообщались, и моё волнение прошло. Я почувствовал гостеприимство и открытость Александра Ефимовича. Он спросил меня, что я хочу получить от стажировки, и что я могу дать отделению. В этом разговоре Александр Ефимович пытался до меня донести, что в отделении такая терапевтическая атмосфера, что всё что в неё попадет, становится целебным, поэтому я могу проявляться, участвовать во всём и работать с пациентами. Я был счастлив такой свободе, в том числе, заведующий разрешил присутствовать на всех его индивидуальных консультациях с пациентами. И я с радостью поделюсь в этой статье своими наблюдениями, мыслями и впечатлениями. Для этого я буду писать в стиле «лоскутное одеяло», соткав его их разных эпизодов моей стажировки, чтобы создать для вас эффект присутствия вместе со мной. Все имена пациентов изменены.

  1. Обход палат и утреннее собрание отделения.

Доктор Алексейчик ведёт себя очень строго и, похоже, это дисциплинирует больных и сотрудников отделения. При входе врачей все больные встают, их кровати заправлены и каждый из них докладывает о своём состоянии. Атмосфера отношений между людьми в отделении при этом какая-то семейная и тёплая. В отделении круглосуточно дежурит медсестра. Пациенты свободно подходят к ней в любое время, спрашивают что-то про лечение, могут пожаловаться на состояние или просто поговорить о жизни. Медсёстры больше и ближе всех находятся в контакте с пациентами. Они дают им лекарства, поддерживают их, могут быть как мягкими, так и строгими, когда надо. Они создают атмосферу заботы, поэтому их роль в клинике трудно переоценить.

  1. Распорядок дня в отделении.

Каждый день в отделении начинается с обхода, затем проводится собрание всех работников отделения, где коротко обсуждаются наблюдаемые изменения в состоянии каждого больного и в случае надобности корректируется лечение. После совместной планёрки, параллельно, проходят две 2-х часовые терапевтические группы, в которых участвуют не только пациенты из стационара, но и те, кто лечатся амбулаторно. Терапевтические группы ведут опытные психологи, но в каждую группу на 10-15 минут обязательно заглянет Александр Ефимович, и всегда его появление добавляет группе много жизни. После групп пациенты заходят на индивидуальные консультации к своим лечащим врачам. Их в отделении трое вместе с самим Александром Ефимовичем.  После обеда пациенты могут получить сеанс расслабляющего 30 минутного гипноза и по 2-3 раза в неделю художественную  арт-терапию по рисованию. Один раз в неделю проводится 2-х часовая общая группа, где присутствуют все сотрудники отделения и пациенты.

  1. Первая терапевтическая группа.

После первой же утренней планёрки я сразу же пошёл в терапевтическую группу. Она шла достаточно вяло. Никто не хотел проявляться. Но вот в группу на 15 минут зашёл Александр Ефимович. Он видел, что группа не активна и спросил одну пациентку: «Вам уже на выписку скоро, а вы всё отсиживаетесь в группах. Почему не работаете?» Ответ: «Я стесняюсь». «Ах стесняетесь, а лечиться кто за вас будет? Высовывайте язык тогда!»

Пациентка: «Зачем?»

А.Е.:  «Ну раз вы сами не работаете в группе, не проявляетесь, сидите как «сестрица Алёнушка», ждущая чего-то - высовывайте язык!»

Пациентка высовывает язык, и все вокруг начинают смеяться.

А.Е.:  «Вот видите – человек сидит в неловком положении, а вы смеётесь. А каково ему сейчас, как думаете?»

Возникает пауза, все замолкают и вдруг один из пациентов тоже высовывает язык, следом за ним другой. Все они трое переглядываются и начинают смеяться. Остальные молчат.

Александр Ефимович спрашивает пациентку, которая первая высунула язык: «Ну и что сейчас произошло для вас»?

 Пациентка отвечает: «Я вижу, что я не одна, и, если даже кто-то смеётся надо мной, все равно есть люди, которые меня могут понять и поддержать, но для этого нужно преодолеть страх и проявиться».

А.Е: «А что это было для остальных?»

Один из членов группы говорит: «Я даже не думал о другом человеке, когда смеялся. Я и  не думал - каково ей. Моё окружение так же не думает обо мне - они смеются надо мной и осуждают».

 Александр Ефимович ушёл, а группа продолжала активно работать.  

После группы я попал на консультацию Александра Ефимовича с той же молодой пациенткой из группы - «Сестрицей Алёнушкой»

А. Е.:  «Ну вот вам на выписку уже пора, как вы себя чувствуете?

Алёнушка: «Прекрасно».

А. Е.:  «А что с вашими жалобами?»

Алёнушка: «Их нет».

А. Е.:  «А как вы будете жить, чтобы эти жалобы к вам снова не вернулись?»

Алёнушка:  «Я больше не буду так погружаться в плохие мысли».

А. Е.: «Это вы сейчас так говорите, а как вы собираетесь жить, чтобы всё снова не вернулось?»

Алёнушка:  «Я не знаю».

А. Е.:  «Плохо, что не знаете. (А.Е. вздыхает) Вы прочитали рассказ в книге «Куриный бульон», рассказ «Браки заключаются на небесах»?

Алёнушка: «Да».

А. Е.:  «Ну, что ради кого, вы горб носите?»

Алёнушка: «Ради своего мужа».

А. Е.:  «А он вас любит?»

Алёнушка:  «Нет».

А. Е.: «Тогда зачем вам ради него горб носить? Надо чтобы человек вам соответствовал».

Алёнушка:  «Да, я понимаю, что он не стоит того, чтобы носить ради него горб, а я носила».

А. Е.:  «Надо выбирать такого мужа, чтобы он вам соответствовал»

Алёнушка:  «Спасибо Вам большое за всё!»

А. Е.:  «И Вам спасибо, но не очень-то большое» (с улыбкой говорит)

Алёнушка: «Почему не очень-то большое?»

А. Е.:  «Потому, что себе помогли, но с другими не делились, жадничали!»

Что значит соответствовать друг другу?

После консультации Александр Ефимович собрался на остановку, и я пошёл с ним. По пути я спросил у него – «А что значит соответствовать друг другу»? Он ответил: «Вот указательный палец. Сколько можно сделать им одним. Что-то можно, но не много. Вот указательный палец с мизинцем – что они могут? А вот указательный палец с большим пальцем уже совсем другое дело. Когда люди не соответствуют друг другу – это ты да я. А когда соответствуют – ты да я, да мы с тобой».

У меня у самого, тогда был кризис в личных отношениях и это его простое объяснение, многое для меня прояснило.

  1. Встреча с Вильнюсом.

Вечерами я ходил гулять по огромной старой части города Вильнюса. Как долго я хотел сюда попасть!  Его просто не обойти за один день. Ноги уже ноют, а так хочется зайти в ещё одну улочку и ещё. Я заходил в музеи, костёлы и церкви.

 Литва - это Европа. Это чувствуется. Архитектура, католичество, история – замки и рыцари. Ощущение безопасности - видимо очень хороший контроль за порядком. Часто можно увидеть полицейский патруль на дорогах. Раз 15 ездил на троллейбусах и почти каждый раз был контроль. Один раз я купил билет, но перепутал его со старыми билетами в кармане и пробил его второй раз, вместо нового. Зашел контроль и, не желая ничего слышать, отправил меня в микроавтобус, что стоял рядом, оформлять штраф. Там таких как я было еще 3 человека).

Контекст этой ситуации заключался в том, что за полчаса до этой поездки ко мне подошла вполне прилично одетая женщина и попросила вежливо денег. Я потянулся в карман и отдал ей 2 евро, потому что не нашел более мелкой монеты. Она довольная ушла, а я зашёл в автобус, думая о том, что 2 евро - это как-то много и, что я зря не спросил у этой женщины, а на что она просит денег. Моё внимание было погружено в себя, и я был захвачен недовольством собой. Но после штрафа я быстро вылечился от этого состояния. И я подумал тогда: «Вот она - терапия жизнью. Вот так же и пациенты в клинике, выздоравливают с помощью её уроков».

 

  1. На следующий день я присутствовал на первой консультации с новой пациенткой Ларой.

Мне очень понравились вопросы А.Е. Они были очень просты, но за короткое время позволили  проявить не только картину болезни пациентки, но и картину её жизни в объёме.

Вот вопросы, которые я услышал:

А.Е.: «Что вас мучает? Почему именно сейчас пришли?»

Лара: «Мне нужно всё взвесить».

А.Е.: «На сколько % и что именно вас мучает? Сколько времени в день вы испытываете это?»

Таким образом, выяснилось, что пациентка чувствует беспокойство в 10 раз больше чем норма и в среднем это состояние длится 1 час в день.

А.Е. комментирует: « Да, это действительно может замучить любого человека».

Выяснилось, что у пациентки суицидальные мысли. И опять простые вопросы:

А.Е.: «Самоубийство, как вы себе это представляете?

Лара:  «Таблетками».

А.Е.: «Какими и сколько их нужно принять?»

Лара: «Не знаю».

А.Е.:  «Значит у вас нет намерения, а есть только мысли? Сколько в день они вас мучают в среднем?»

Лара:  «1 час».

А.Е.: «А что ещё вас мучает?» 

Лара:  «Что я хуже других»!

А.Е.:  «На сколько % вы плохая?»

Лара: «Я не знаю, но я боюсь людей. Я иду на свидание и у меня паника. Я устала от страха людей».

Дальше были вопросы по истории появления болезни и история лечения от неё:

А.Е.: «Какая у вас болезнь? Когда вы были в норме? Когда началось? Что случилось в жизни, когда началась болезнь?  Когда впервые обратились за помощью? Почему только тогда? Как вы лечились? Сколько лечитесь? Лечение помогало? Что вы от нас тут ожидаете?»

Из ответов на вопросы сложилась такая картина: «Лара болеет уже 20 лет и с течением времени становится всё хуже и хуже, она всё больше и больше боится людей и считает себя плохой, всё больше и больше выпивает алкоголя, ей всё труднее работать, всё меньше общения. Хочет понять себя и что с ней не так.

 А. Е. удивленно говорит: «Плохо, что за 20 лет лечения, вы так и не узнали, что с вами не так».

Дальше были вопросы о жизни, которая довела Лару до такого состояния:

А.Е.: «Вам с родителями повезло? Почему вы так считаете? Пару вещей, которые могли на вас плохо повлиять в детстве? Как вам давалась учёба? Кем вы стали по профессии в жизни? У вас своя квартира? Сами заработали?  Вы читаете? Сколько книг прочли? Назовите пять своих любимых книг? Сколько у вас друзей в жизни? Сколько раз в жизни были влюблены? А сколько раз любили? Со сколькими спали? Как вы видите семейную жизнь в будущем? Сколько детей хотите? Зачем живёте на этом свете?»

Из этих вопросов выяснилось, что Ларе с родителями не повезло. Любви между ними не было. Лару постоянно ругали за то, что она была слишком активная. Учёба давалась легко, но профессию так и не получила, и работала в основном официанткой, жильё досталось в наследство. Читает в среднем по 120 книг в год, но книги в основном мрачные, и по комментарию А.Е. - «по ним жить не научишься». Детей нет. Отношений с мужчинами было много, но ни одно не сложилось. Не верит, что может создать семью. Смысл жизни – счастье.

В конце беседы А.Е. задал вопрос: «А что вы ответите на то, что я вам скажу - вы не выздоровеете пока у вас не появится муж и 3-е детей и дом с участком земли, который надо возделывать? Что выберите – такая жизнь или болезнь?» Лара ответила уклончиво: «Не хочу болеть». А.Е. сказал ей в конце: «Пока не пройдёте определённые испытания в жизни – не выздоровеете» и дал читать ей книгу Ганнушкина «Характеры».

На этом окончилась первая консультация. Она шла всего 1 час, но с помощью этих точных вопросов, вся история болезни пациентки была как на ладони и в контексте её жизни. Стали видны все контуры болезни, стало понятно, что она чувствует, как она страдает, на сколько она понимает, что с ней, и на сколько сильна её мотивация к изменению.

  1. Лара, спустя полторы недели лечения в клинике

Все эти полторы недели её лечения проходили на моих глазах. Она сначала ленилась. Не читала заданные книги и мала участвовала в группе. Но постепенно психологи и А.Е. постоянно провоцировали её на проявление. И вот снова она на личной консультации у А.Е. и говорит о том, что её состояние улучшилось. Она стала чувствовать себя хуже других всего на 20%. Она теперь перестала себя со всеми сравнивать. Мысли о самоубийстве пришли к «0». В группах она поняла, что её чувства всегда были адекватные, а она думала, что они ненормальные. Это её сильно укрепило. Ей помогла выданная доктором книга «Анти-Карнеги». Лара поняла, что постоянно манипулирует людьми, стараясь угодить всем. Ещё она открыла для себя, что её чувство злости заменяется беспокойством и раздражением. И теперь она  захотела выяснить, что ей делать со своей злостью и как её проявлять?

А.Е: «Сколько у вас денег всего?»

Лара: «7 евро»

А.Е: «И это все ваши деньги?»

Лара: «Да»

А.Е:  «Стыдно! В 40 лет 7 евро в кармане. А ну давайте сюда ваши гроши!»

Лара:  «Да вот – «заберите» (со злостью кладет их на стол)

А.Е:  «Вот забираете себе обратно свои копейки, а не дам вам за них книгу. Злость вам должна служить, а вы когда злитесь - бежите от ответственности и от того, чтобы договариваться».

Лара в гневе убегает. Потом через 20 минут возвращается.

А.Е:  «Что вам нужно»?

Лара: «Я хочу книгу на тему - Что мне делать, когда я такая злая».

А.Е:  «Ну для начала платить».

Лара уже по-другому дает те же 7 евро.

А.Е: «Вы не хотели платить, а теперь платите. Что произошло с вашими чувствами?»

Лара: «Я поговорила о своей злости на вас с другой пациенткой, у которой тоже проблемы со злостью и меня отпустило».

А.Е: «Эти деньги ваши тут падали на пол. Они пыльные».

Лара: «Я их помою».

А.Е:  «Кто из нас прав по поводу денег?»

Лара:  «Вы. Я получаю ценную для себя книгу, всего за 7 евро. Это стоит дороже для меня чем 7 евро. Но я плачу не мало - всё, что у меня есть».

А.Е:  «Надо уметь и злиться, и при этом признавать чужую правоту и договариваться и пользу получать, чтобы злость вам служила».    

  1. Пациентка Ирина

Выписалась из клиники и собирается домой. Она хочет, чтобы её кто-то проводил до дома, но нет никого, кто мог бы это сделать. Она жалуется кому-то в коридоре: «Почему психиатры мне дают таблетки, когда мне нужны люди?». А.Е. слышит её слова, доносящиеся из коридора и говорит: «Это наша частая пациентка. Она ищет человека, но не находит его. Она одинока и ей не с кем делиться. Вот её бред и мучает».

  1. Пациентка Лидия (Молодая женщина 30 лет. Музыкант. 5 лет назад ей был поставлен диагноз шизофрения. Она жила с этим 5 лет, и попав в отделение доктора Алексейчика – её диагноз был опровергнут).

А.Е: «Чему вы сегодня научились на терапевтической группе»?

Лидия: «Спрашивать человека как ты себя чувствуешь в отношениях со мной и слушать, а не делать выводы за других людей. Я слишком много тревожусь за других людей, потому что думаю, что они дураки. Но здесь я поняла, что я сама дура и мне надо оставить других в покое и тревожиться за себя».

А.Е: «Когда вы тревожитесь за другого – дайте ему денег».

Лидия: «У меня нет столько денег»

А.Е: «Вот когда начнёте давать денег тем, за кого тревожитесь, тогда сможете почувствовать, какой человек ценный для вас, а другому вы даже 1 евро не дадите. Вам надо научиться разделять  людей на тех, кто имеет главное значение, среднее значение и малое значение».

  1. Пациентка Наоми  (Маленькая, сухая по телосложению женщина 60 лет).

Наоми в кабинете у доктора Алексейчика: «Всю жизнь рядом со мной шла депрессия. А теперь всё хуже и хуже. Мне везде тяжело. В понедельник я была как здоровая, а со вторника словно в яму упала. У меня всё есть в жизни, всё хорошо, и муж замечательный и дети, но мне с самой собой плохо. Не хочется ничего, и руки не поднимаются, безнадёжность и бессмысленность, жить не хочется.

Когда пациентка вышла из кабинета, А.Е. сказал: «Вот только за одного такого пациента нам должны платить в 2 раза больше, потому что пациента с настоящей эндогенной депрессией очень тяжело лечить». 

На одной из терапевтических групп ведущий группы Андрюс спросил, Наоми: «Что вам может помочь?»

Наоми:  «Я поняла, что 20 лет я не верила в Бога, и я хочу верить, но я молюсь, а до сердца не доходит, не получается». 

Ведущий: «Сколько % ваша вера из 100%?»

Наоми: «20%».

Ведущий: «А что скажут другие? Сколько % веры у вас?»

Один участник группы ответил – 30%, кто-то 50%, а одна пациентка ответила – 100%.

Ведущий:  «Наоми,  попросите поделиться с вами верой, того у кого её много».

Она выбрала женщину, у которой 100% веры. Женщина подошла и обняла Наоми.

Тут включился доктор Алексейчик:  «Ну как Наоми, передалась вам вера?»

Наоми: «Нет, не чувствую, что-то изменилось»

Доктор Алексейчик: «Я не верю, что у вас 100% веры. Если бы было 100% тогда, вам бы Бог помогал, и вы должны были быть здоровы».

Ведущий подсказывает Наоми: «Наоми, исповедуйтесь человеку,  у которого душа тоже похожим образом болит – это в каком-то смысле лучше, чем священнику».

Наоми подошла к женщине, у которой была большая обида на мать и стала просить у неё прощения как мать, которая виновата перед своей собственной дочерью. Она так горячо, так искренне просила прощения и у дочери, и у Бога, что у меня создавалось ощущение, что это моя мама просит у меня прощения. Когда Наоми закончила, то девушка, у которой она просила прощения была в слезах и многие другие пациенты плакали. А.Е стал измерять, у кого изменился процент % веры и оказалось, что у всех уровень веры существенно поднялся.

Для меня было удивительно «Как человек с 20% веры, находящийся в тяжёлой эндогенной депрессии смог передать столько веры остальным?». Выходит, что депрессия захватывает душу, но в духовном измерении, человек может быть даже очень здоров.  

На терапевтической группе, которую вёл психолог Гедеминас, спустя несколько дней.

Наоми говорила, что ей в отделении не хватает работы. Она по профессии учительница. Тогда ведущий попросил её провести урок. Она удивилась, чему она здесь может учить? И одна пациентка попросила провести урок на тему «Как верить?». Тогда Наоми стала молиться вслух за всех больных отделения и всех врачей. Это было так просто и так горячо, что словно всё замерло в кабинете, и повисла тишина. Я даже не заметил сколько времени прошло.  У Наоми спросили, а как у вас так получается молиться? Она ответила: «Молиться надо с радостью, но у меня это плохо получается, поскольку я в депрессии». 

Ведущий Гедеминас спросил всех участников: «Сколько вы готовы заплатить за этот урок?»  Кто-то сказал - 50 центов, кто-то 1 миллион евро, кто-то 5 евро, кто-то 2 евро.

Ведущий: «А теперь, сколько реально дадите?»

1 миллион на практике превратился в 2 евро. Чьи-то 2 евро превратились в 5 евро. 50 центов остались 50 центами. А Гедиминас дал 20 евро сказав, что для него лично в молитве Наоми были важные слова. И вот Наоми держит в руках 60 евро, но не может их принять. Пытается раздать деньги обратно, но назад их никто не принимает.

В этом момент заходит доктор Алексейчик и говорит Наоми: «Вы не можете принимать благодарность?».

Наоми: «Хорошо, принимаю. Отнесу в их костёл».

А.Е.: «Теперь у меня вопрос, а можете ли вы отдавать?».

Дальше А.Е. в своем духе проверил это, создав ситуацию, в которой участница была вынуждена покинуть группу. Но Наоми не увидела возможность, что с помощью этих денег можно было бы вернуть участницу обратно в группу.

Перед моим отъездом Наоми стало лучше. Она уже хорошо спала и уже не испытывала такой безнадёжности.

 А.Е. спросил: «От чего вам так поразительно лучше?» Наоми ответила – от лекарства. «От какого?» - спросил А.Е.

Наоми: «Не помню название».

А.Е.: «Надо хорошо запомнить то, что вам помогло. Вот если вам доктор помог, то надо знать не только его фамилию и имя, но и отчество».

После того, как Наоми вышла из кабинета, Александр Ефимович сказал: «Для того, чтобы не помешать собственному выздоровлению пациента мы не должны подавлять его мозги лекарствами. Но также мы должны помнить, что, если мы дадим ему слишком мало лекарств, то мы оставим его душу на растерзание его мозгам».

  1. Поездка в Каунас.

В Каунасе, я был в музее известного Литовского художника и композитора Чюрлёниса, в который давно мечтал попасть и увидеть его картины вживую. Они вызвали во мне радость и одновременно тоску по какому-то духовному родному дому, который был когда-то утрачен. В восприятии его картин у меня совсем не участвовало рациональное. Я словно узнавал что-то душой, и это что-то  мне казалось уже давно знакомым. Мне показалось, что у Чюрлёниса не до конца стерлась память о потустороннем мире перед его рождением на земле. В музее я купил репродукцию картины «Сказка», чтобы подарить её отделению. Правда она была без рамы, и мне нужно было за неделю оформить её в раму.

  1. Елена (Женщина 55 лет, ведёт свой малый бизнес в области рекламы, попала в клинику после алкогольного запоя)

Елена поступила в клинику на неделю раньше, чем я туда приехал. Она поступила в очень плохом состоянии. Бессонница, запой и депрессия. Но когда я увидел её, она была уже довольно бодра и оптимистична.

Я жил в кабинете заведующего и как-то вечером Елена пришла ко мне с просьбой помочь ей разобраться с книгой, которую ей дал читать  А.Е.. Книга называлась «Анти-Карнеги» и ей нужно было прочитать главу про манипуляторов. После нескольких страниц разбора, я понял, что она пришла не для этого и манипулирует мной. Так на живом примере мы обсудили то, как она манипулирует людьми, и что ей от меня нужно. В другой раз она пришла ко мне с пирожками, которые испекла дома в выходные (многие пациенты на выходные уезжают домой). Мне было очень интересно с ней общаться о том, как ей русской живётся в Литве, и как ей в этой клинике. А ей было интересно от меня узнать,  как моими глазами выглядит отделение, и как я живу в России. Когда она узнала, что я хочу поместить картину в раму, она тут же взялась помогать мне и у нас появилось общее дело. Мы вместе ходили в Вильнюс, чтобы устроить картину в раму. Потом, выяснилось, что она умеет работать в фоторедакторе, и у неё с собой ноутбук. Я специально сделал несколько фото во время планёрок и с помощью фотошопа, мы с Леной сделали из них очень забавные фотографии для врачей, психологов и медсестёр на память. На одной из них рядом с Александром Ефимовичем оказался Зигмунд Фрейд.

С каждым пациентом Александр Ефимович общался по-своему. Для каждого из них – у него свой стиль общения, наиболее лечебный. С хрупкими пациентами, он был мягким и поддерживающим. Елена же, напротив, где-то была слишком уверенной и порою даже резкой с другими пациентами. И с ней А.Е. был особенно строг. Он задавал ей провокационные вопросы, например – «Вы такая умная, но почему вы такая глупая»? Елена хотела получить от него какую-то похвалу, а он говорил ей – «Вы просите от меня похвалы, но критика вам больше полезна». А на общей терапевтической группе он как-то сказал ей: «В вас есть много хорошего, а вообще-то вы сволочь. Всё хорошее в вас разбросанно и сволочено, и порядка нет». Я видел, как Елене было неприятно слышать это. И после группы я спросил её, как она относится к тому, что Александр Ефимович так говорит с ней. Она сказала: «Во-первых - это правда. Во-вторых, он очень умный и уважаемый мною человек, поэтому только от него я способна такое услышать и задуматься».

Перед выпиской, на последней консультации Елена чувствовала себя здоровой. А.Е. сказал ей напоследок, что не обязательно быть святой ни в чём, кроме как в отношении с алкоголем. И на прощание она получила афоризм: «Чем лучше впечатление от алкоголика, тем хуже прогноз». Она спросила: «Почему это»? А.Е. ответил:  «Потому, что у вас слишком высокая уверенность в себе. Вам было бы на пользу побольше неуверенности».

  1. Общая терапевтическая группа по средам

На эту группу приходит весь персонал клиники, все стационарные и амбулаторные больные, так же на эту группу может прийти любой больной, кто когда-либо лечился в отделении, если ему это необходимо.

К каждой такой группе все отделение готовится на утренней планёрке. Каждому вопросу продумываются специальные вопросы. Вот некоторые из них: «Почему вы выздоравливаете? Как ваша творческая личность помогает вам выздоравливать? Почему вы тут почти не выздоравливаете? Что вам поможет не запить после выписки? Что для вас значит выздоровление? Что в вашем характере вам мешает жить лучше? Какая у вас болезнь, по вашему мнению? Какое у вас самое главное нарушение? Что может вам тут помочь? Чем вам надо помогать? Одно-два лекарства назовите?».

Группа начинается с того, что старосты палат докладывают - кому в палате стало хуже, а кому лучше. Далее эти пациенты поднимаются и отчитываются о своем состоянии. Им задаются заготовленные вопросы, из которых разворачивается групповой процесс.

Маленькие примеры из той группы:

  • Ведущий: «Что привело вас к болезни?»

Пациентка: «То, что я позволила себе безвольно жить».

Ведущий: «Вы тут много спите, и мало проявляете активности. От чего вы пытаетесь убежать посредством сна?»

Пациентка: «От ответственности – продать дом и купить квартиру, разъехаться с мамой и сменить работу».

 

  • Ведущий: «Что тебе помогло перестать крутиться вчера на группе? (Вопрос пациентке, у которой были неконтролируемые движения)».

Пациентка: «Все при виде моих кручений, обычно пытаются мне помочь – остановить меня или поддержать, но доктор Казис, на группе не делал этого. Он сказал мне: «Ты можешь и вальсом ходить, а можешь и прямо ходить». Я вдруг остановилась и пошла прямо. Я поверила ему».

 

  • Ведущий: «Расскажите, что с вами происходит?»

Пациентка: «У меня голоса в голове»

Ведущий: «Вот посмотрите на своего соседа, знаете, от чего её трясёт?» (рядом сидит пациентка и трясётся)

Пациентка: «Нет»

Ведущий: «Его трясёт от голосов в вашей голове!»

Пациентка, которая тряслась, засмеялась и перестала трястись. Потом и та, у которой голоса в голове тоже засмеялась. Пауза. Смех в зале.

Ведущий: «И что с вашими голосами?»

Пациентка: «Они замолчали».

Ведущий: «А почему?»

Пациентка: «Они видимо не любят, когда их воспринимают не всерьёз».

 

  • А.Е. говорит пациенту: «Андрей, кому тут хуже, чем тебе? Выбери. Как ты можешь ему помочь? Не знаешь? А ты этим вопросом задавался? Почему ты никому не помогаешь в отделении? Не знаешь? Тогда возьми свои очки и вставь себе в рот, раз не знаешь, как помочь».

Андрей: «А что это кому-то поможет?»

А.Е: «Вот и посмотрим»

Андрей вставил очки в рот и так и сидел. Вдруг другая пациентка Ангелина тоже вставила себе очки в рот.

А.Е. спрашивает: «Ангелина, а вы зачем это сделали?»

Ангелина: «За компанию. Мне так самой спокойнее потому, что я с Андреем вместе».

Через какое-то время один пациент помог Андрею и заплатил несколько евро, чтобы Андрей мог вынуть очки изо рта. А Ангелина продолжала сидеть с очками во рту. На вопрос - почему она так и сидит с ними, она говорила: «Мне так спокойнее на душе».

На следующий день после группы Ангелина мне говорит: «Знаешь, вчера вечером и на ночь я не ела, как обычно. Мне даже не хотелось». Я спросил: «В связи с чем это, как ты думаешь, Ангелина?». Она ответила: «Как только у меня появился вечерний порыв поесть – я вставила себе очки в рот и всё прошло». Я: «А почему прошло?» Ангелина: «Я в этот момент поняла, что это не я хочу есть, а это моя страсть и я её таким образом поставила на место».

 

  • Элина говорила мало, но то, как поэтично и ёмко она смогла выразить свое состояние, тогда многих поразило. Она сказала: «Моя бродячая душа устала».
  1. О психотерапевтическом отделении в целом

Меня заинтересовала одна из книг, которые я читал в библиотеке доктора Алексейчика. Это старая книга Пола Перселла «Психологи вам врали». В ней я вычитал мысль о том, что если человека тошнит и рвёт, значит ли это, что он в этот момент болеет? Нет. В этот момент он уже не болеет, а выздоравливает. А болел он тогда, когда что-то не то ел или пил. Когда началась рвота, начался и процесс оздоровления организма. Подтверждение этой мысли я как раз и видел в клинике. Подавляющее большинство пациентов там были с психогенными расстройствами. Они заболевали в своей жизни, а в клинике они выздоравливали, а не болели. Выздоровление проходило нелегко. Пациентам приходилось трудиться – читать, изучать свою болезнь, через психотерапевтические группы налаживать по-новому отношения с самим собой и с другими пациентами. Ведь если пациент выздоравливает легко и быстро, то он не получает иммунитет от своей болезни, не выносит уроки, не меняет ничего в своей жизни, а следовательно, велика вероятность того, что он опять заболеет. 

В клинике пациенты учатся относиться к болезни, как к возможности понять, что у них в жизни не так и что можно поменять. Ведь часто, люди не слышат свою душу, и лишь когда она начинает болеть, они узнают о её существовании. В клинике люди учатся понимать свою душу, чувствовать её, быть бережными к другим, высказывать правду, но с заботой о других, выражать свои чувства, так чтобы они помогали, а не разрушали.

В клинике пациент может найти тех, кто чем-то похож на него или тех, с кем его роднит характер. Жизнь пациентов обычно сужена на каком-то сильно выраженном аспекте души – на мыслях, желаниях, чувствах, словах, быстрых решениях и т.д. В клинике у пациентов появляется возможность увидеть это и соотнести с другими. Это -  как способность увидеть себя в зеркале и понять, кто ты и в чём нуждаешься. Чего в тебе слишком много, а чего мало. Пациенты учатся друг с другом тому, чего им не хватает в их жизни. Кто-то не умеет признаваться в слабости и просить помощи, кто-то не принимает решений, кто-то постоянно в страхе, что о нём плохо думают и т.д.

Но не все пациенты используют эту возможность. Были и те, кто не хотел прилагать усилий, а своё лечение видел лишь  в том, чтобы принимать лекарства. Ведь не столько клиника вылечивает пациентов, сколько они сами исцеляются, а врачи и медсёстры только содействуют этому, создавая возможности. Помочь можно только тому, кто сам это уже делает.

По-моему, главные лекарства в клинике – это люди и атмосфера дома, которую отмечали почти все пациенты. От строгого и непредсказуемого доктора Алексейчика исходит атмосфера настоящей заботы о пациентах и их дальнейшей судьбе. Один пациент сказал мне, о том, что в течение 4-х лет после выписки из отделения ему помогало то, что он вёл внутренний диалог с Александром Ефимовичем. А еще он  11 раз за все это время приходил к нему на приём, и он ни разу не отказал ему. Я слышал, как некоторые пациенты называли доктора между собой как-то по-свойски и ласково - Ефимыч.

Все сотрудники отделения относятся к пациентам, как к обычным людям, но оказавшимся в трудной жизненной ситуации. За ними признают их право болеть, но встают на сторону их возможности выздоравливать. Я не раз видел, как в процессе лечения, с пациентами советуются, как их лучше лечить, и их мнение реально учитывают.  Такое же отношение исходит и от всех сотрудников - от психиатров, психологов  и медсестёр.  Роль медсестёр вообще трудно переоценить, ведь они больше всего создают атмосферу стабильности и заботы в отделении.  В итоге результат зависит от всей команды.

 

  1. Завершение

Я очень органично вписался на эти две недели - и в коллектив клиники, и в общность пациентов. Чувствовал себя частью этого человечества. В один из вечеров я провёл там свою группу на тему «Японское Хайку как лекарство». Я познакомил пациентов с хайку и философией «Ваби Саби», где красота проявляет себя через не завершённое, не идеальное и стареющее. Когда я читал хайку самого известного в Японии поэта Басё, в группе повисла плотная тишина. Некоторые хайку особенно понравились пациентам. Например, вот это:

О, сколько цветов на полях!

И каждый цветет по-своему.

Вот высшая доблесть цветка!

После, они с интересом принялись сочинять хайку сами. Вот пару примеров:

В храме свеча горит.

В тишине перед иконой

Господь говорит.

 

Я в ужасном восторге!

Смотрю, как крутится

Мой счётчик на воду.

 

Александр Ефимович был очень заботлив и добр ко мне.  Несмотря на всю свою занятость, он уделял мне время, отвечал на все мои вопросы, давал комментарии, и даже немного полечил меня в моей самооценке. Он очень сильно поддержал меня всего несколькими, но невероятно весомыми для меня словами.

P.S.

Закончив стажировку и попрощавшись со всеми, я решил ещё немного погулять по городу. После прогулки, я поехал на вокзал и на одной из остановок мой автобус почему-то остановился примерно на 5 минут.  Я посмотрел в окно и не мог поверить своим глазам! Почти в центре города, около реки стоял Александр Ефимович и кормил голубей. Они летали вокруг него, а он то и дело бросал им крошки хлеба. Я почувствовал себя одним из этих голубей.

 

Список литературы

  1. Алексейчик А. «Живём один раз, но каждый день. Беседы с врачом психиатром-психотерапевтом Александром Алексейчиком» (Издатель А.Белолипецкий,А, Белолипецкая, 2017 г. - 328 стр.)
  2. Джек Кэнфилд «Куриный бульон для души. 101 лучшая история» (Издательство: Бомбора, 2016 г. - 352 стр.)
  3. Тростников В. Н. «Трактат о любви. Духовные таинства» (Издательство: Грифон, 2007 г. - 208 стр.)
  4. Мацуо Басё. «Стихотворения. Проза» (Издательство: Эксмо, 2011 г. - 480 стр.)
  5. Перселл П. «Психологи вам врали! Анти-Карнеги-Курпатов» (Издательство Прайм-Еврознак, 2008 г. - 256 стр.)

 

______________________________________________________________________________________

Хованский Владимир Николаевичпсихолог, cертифицированный экзистенциальный консультант (сертификат IPEC); выпускник Международного института экзистенциального консультирования (МИЭК); член Этического комитета Национального объединения экзистенциальных консультантов и терапевтов (НОЭКТ);  корпоративный тренер компании «Партком».

 

 

ГЕОГРАФИЯ МИЭК

МИЭК – с 1999 года!
Наши контакты

Россия: +7 918 343-74-86
Украина: +38 (050) 975-25-25
Казахстан: +7 (700) 999-58-88

смотреть контакты подробнее

Наши партнеры: alexeychick.ru, hpsy.ru, institut.smysl.ru
© Международный институт экзистенциального консультирования, 2020 г.
Все права защищены